Юлия Раскова (julia_raskova) wrote,
Юлия Раскова
julia_raskova

Category:

Как делается «Классика Речи»

Замечательно о работе над книгами! :)

Оригинал взят у red_balls в Как делается «Классика Речи»
Не люблю я Контакт (как и фейсбук) - с одной стороны информации куча, но с другой - она там долго не живет, да и что-то оригинальное найти сложно. Но я решила утащиь текстик с нашего издательского контакта. И очень чужие фото понравились :))




Как делается «Классика Речи»

Для серии «Классика Речи», что следует уже из её названия, отбираются классические произведения. Издательство поставило перед собой задачу: выпустить их с классическими же иллюстрациями советских художников, наиболее интересными и яркими, оригиналы которых хранятся преимущественно в музеях. Алексей Лаптев, Николай Кузьмин, Дементий Шмаринов, Виталий Горяев, Александр Самохвалов — это знаковые имена.

Оговоримся сразу: «Классика Речи» – это не собрание сочинений одного автора, а новая книжная серия, в принципиальном решении похожая, скажем, на нашу же серию «Дар Речи», где все книги с разным внутренним решением, с разными иллюстрациями (как черно-белыми, так и цветными), с индивидуальным оформлением переплета и корешка. И все же вместе они составляют серию: у них один формат, один тип переплета, используется блинтовое тиснение на первой сторонке. А пример выпуска собрания сочинений — с единым внешним и внутренним оформлением томов, включая шрифт, у «Речи» тоже есть, это «Собрание талантливых сочинений» Валерия Медведева.

Работа над каждой книгой серии «Классика Речи» начинается с поиска сохранившихся оригиналов. Так, иллюстрации Виталия Горяева к «Идиоту» мы нашли в Государственном Русском музее, иллюстрации Александра Самохвалова к «Анне Карениной» — в музее Л. Н. Толстого и Государственном литературном музее, иллюстрации Дементия Шмаринова к «Преступлению и наказанию» и Алексея Лаптева к «Мёртвым душам» — в Третьяковской галерее…




Большинство этих работ не выставлено для всеобщего обозрения и, как правило, хранится в музейных запасниках. На выставках, посвящённых творчеству художников, они бывают нечасто, а если и выставляются, то далеко не полными коллекциями. Таким образом, «Классика Речи» даёт читателю уникальную возможность увидеть сразу все работы художника, сделанные к книге, подчас даже дополнительные, которые по каким-то причинам не вошли в издававшиеся ранее книги, а мы их с великой радостью включаем в новые издания. Так, в нашем издании «Мёртвых душ» появился не публиковавшийся ранее рисунок брички, въезжающей в город N, а в «Идиоте» читатель увидит сразу несколько неиздававшихся рисунков.

За оцифровку иллюстраций издательство платит музеям довольно серьезные суммы, а работ в каждую книгу входит немало: в «Анне Карениной» — 31 рисунок, в «Преступлении и наказании» — 59, а в «Идиоте» — более 100.

Книги серии «Классика Речи» выходят в одном формате. Все иллюстрации публикуются в оригинальном виде: мы их не кадрируем и не растягиваем. Работы каждого художника требуют индивидуального подхода, и именно они — иллюстрации — диктуют оформление каждой книги серии, в том числе выбор шрифта.



Вот что говорит о работе над серией наш художественный редактор Валерия Беляева:



«ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ. Все строится на сочетании тяжелого шрифта периода эклектики и легкого тоненького "Телингатера". Мне очень хотелось бы сделать распашной темно-коричневый титул в этой книге. Я запланировала желтый переплет, серо-желтоватый форзац и коричневый титул — такие цвета Петербурга в "Преступлении", они же и у Шмаринова отчасти есть. Особенно в сочетании со светлым переплетом коричневый темный титульный лист, по моему, по духу соответствует книге.
Все оборочные и полуполосные картинки выходят из поля набора близко-близко к краю. Эта плотность не просто так, она соответствует и духу текста, и стилистике иллюстраций. При этом мы обязательно должны оставить неровный край у этих картинок, ни в коем случае не обрезать их, как было в предыдущем издании. Картинки все шершавые, фактурные, и живой край им очень соответствует. Чтобы они выглядели в листе органично, я предлагаю сделать фон, взяв его из бумаги, на которой Шмаринов рисовал, — желтоватый, с легкой фактурой.
Шмуцы хотелось бы распашные, с пустым оборотом. Это нужно опять же для контраста с очень плотным набором текста и плотными густыми картинками.




ИДИОТ. Иллюстрации Горяева очень авангардные, обыграны идеи искусства начала XX века, с множественностью точек зрения, я, конечно, хочу поддержать авангардность подхода, никак не подходит Горяеву классическое шрифтовое оформление. Поэтому шрифт — тоже весь искаженный, рассыпающийся…
Вместе с тем нужно учесть, что этих авангардных моментов очень мало на большую книгу, да и переплет у нас очень строгий.




АННА КАРЕНИНА. Нужно поместить большой роман в один том, не потеряв в удобочитаемости и красоте полосы. Плюс моя внутренняя сверхзадача была — так решить типографику, чтобы книга не смотрелась старомодной, но вместе с тем не противоречила автору и художнику. Поэтому шрифт взяла из так называемых "старых гротесков". Он как раз по времени создания — вторая половина 19 века, но при этом выглядит очень современно, и очень сильно увеличивает емкость полосы.
Все сноски на переводы слов выносим на поля, так они не будут «воровать» объем. Сноски потому еще нужны на полях, чтобы книгу несколько разрядить, потому что очень уж статичные иллюстрации. Плюс такого рода решения хорошо сочетаются с эклектикой второй половины 19 века, я на нее ориентируюсь, тогда любили всякие странности при верстке. Да и все элементы красиво заоркестровались.
На обороте вклеек предлагаю использовать рисунок мраморной бумаги. Как раз в 19 веке ее использовали повсеместно: и в переплетах, и в форзацах, и на обрезах напыляли, и инкрустировали…. Этим рисунком мне нужно поддержать тяжелые и густые фактурные иллюстрации, они же как картины полноценные, им среда нужна, рама.... Но по цвету оборот вклейки передавить нельзя, поэтому цвета там нежные, сдержанные, при этом само оформление насыщенное.»



И несколько слов об оформлении переплётов. Выбран составной, но как бы обратный переплет: первая сторонка тканевая, а вот корешок и задняя сторонка бумажные. Необычно. Стильно. Ткань и рисунок на корешке спокойных тонов. На первой сторонке, в блинтовой нише, помещена иллюстрация в размерах оригинала рисунка. Цвета ткани и размеры приклеиваемых рисунков в каждой книге свои, но при этом выдержан единый стиль оформления, — и читатель видит это, когда рассматривает по очереди несколько книг серии.

От себя (Юлия Раскова) хочу добавить, что книги просто сокровища. ТАКУЮ классику я бы читала с удовольствием.
Книги серии:
Евгений Онегин Идиот Преступление и наказание Анна Каренина Мертвые души
Tags: заметки о чтении и книгах
Subscribe

  • Симон)

    Если вы любите творчество Наринэ Абгарян, то ни за что не пропускайте! Я прочитала на одном дыхании! И эта книга просто сделала мо не то чтобы день,…

  • Волшебник страны Оз

    Давно я не показывала тут свои книги)) Решила исправиться, дабы вы не пропустили эту классную новинку с иллюстрациями Юлии Гуковой. Вместе с…

  • Harry Potter &...

    Потрясающая серия книг о Гарри Поттере) Хоть я и не фанат, но если бы была, то брала бы только такие)) - "Серия книг The Harry Potter…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments